Лирические стихотворения
о любви, красоте и вечных вопросах

О Вечности
И будут яблоки, вино, немного хлеба...
О Красоте
О музыке. А. Вивальди. “Времена года. Зима”
Посиди со мной немножечко на крыше...
О любви
Скажи мне почему...
Двое в городе
О сансаре
В лесу

О Вечности

У вечности печальный женский лик.
Уткнувшись в материнские колени
Едва - уже мы призрачные тени,
И вздох последний заглушает первый крик.

В скитаньях наших этот мир – лишь миг,
Но, жизнь истратив в поисках блаженства,
Бессильны мы свое несовершенство
Постичь и разорвать кармическую нить.

19-20 августа 1997 года.

*  *  *

И будут яблоки, вино, немного хлеба
И чеснока,
Над головою стынущее небо
И облака,

И прикоснется к утреннему телу
Сухой озноб,
И будет тот же костяной и белый
Под кожей лоб,

И удивленье в синеве глазницы,
В шипах ресниц,
И в зеркале с моим готовы слиться
Сто разных лиц,

И будет осень в воздухе и венах
Еще ржавей,
И новый вдох полней и откровенней
Минувших дней.

17 Сентября 2000 года.

О Красоте

Красоту, которой молились,
Красоту, что удел немногих,
Высекали в камне эллины
И делили древние боги.

Красоту, от которой слепли,
От которой вспыхнула Троя,
Жгли, и в страхе развеяли пепел,
Истребляли, не зная покоя.

И от грубых рук, от уродов,
И от глаз блудливых и жадных
Затаилась под темным сводом
В ожиданье – других – крылатых.

Лишь – прошедшим в мечтах все дороги,
Вызов веку в себе носящим –
Красоту приоткроют боги,
Красота – это дар неспящим.

20 сентября 1998 года.

О музыке.
А. Вивальди. “Времена года. Зима”

В ней скрыто таинство движенья
Времен, и звуки мне не лгут.
И лет прошедших наважденье
Вмещают несколько минут.

Она плеснет тоской недужной,
Забьет мне в горло дикий хмель,
И, спохватившись вдруг, закружит,
Тревожную впустив капель.

Потом зимой голубоглазой
Ссутуленных коснется плеч,
Так кротко, жалостно что б стразы
От муки таянья сберечь.

И памятью сомнений поздних,
Непоправимая как смерть,
Она взметнет созвучий грозных
Крученую тугую плеть.

29 ноября 1999 года.

* * *

Посиди со мной немножечко на крыше,
Поболтаем в воздухе ногами,
Свесившись с карниза. Ты услышишь
Тайный сговор ветра с облаками.

Помолчим. – Здесь шелест слов чужие звуки.
Каждый о своем. Или о вечном.
Нам одним Луна протянет руки
И укроет небо пледом млечным.

Октябрь 1998 года.

О любви

В цветах, с гирляндами, под маскою весны
Ты входишь в залы, где царит веселье,
Неумолима как дыхание чумы,
Движения расчетливо точны –
Защелкнулось удавкой ожерелье.

И, привыкая, стекленеет взгляд,
И пустота сквозит под нежностью пастели,
И вновь с перстов твоих сочится яд,
Ты насылаешь горький чад
И тяжкий бред осеннего похмелья.

11-12 ноября 1998 года.

* * *

Скажи мне почему в мой дом ворвался ветер -
Он хлопает дверьми, сердясь, разбил стекло,
Тревожную свечу задул, но не ответил…
Поговори со мной пока живо тепло.

Безмолвно, как и все, со мной простилась осень,
Она ушла с собой осколки унеся,
Она теперь одна, и весточку приносит
Кленовый почтальон, слов не произнося.

Сочащийся туман светилу вызов бросит,
И даже лист летит в стремленье смутном – быть…
Ни слова, ни строки о том, чего не просят…
Мы, словно онемев, не можем говорить.

24 октября 1998 г

Двое в городе

Мы долго шли. Строений и оград,
Лесов строительных скользил безликий ряд
И отраженье звезд в глазах сулило вечность.
Мы молча спорили. Всерьез, но ни о чём,
Столкнувшись полами пальто, или плечом
Задев шершавый угол времени беспечно.

Коктейль молочный воздуха был густ
И прошлогодний лист – зубовный хруст
Незримо корчился, и этой немотой сводило скулы.
И пресмыкался кованный изгиб
Мостов, растянутых между гранитных глыб,
И ощущенье бытия в воде тонуло.

2 января 2000 года.

О сансаре

Мир разломлен на половины
И живые исчезли краски,
Пересохшая в прах равнина
Неживая как снег январский.

В небосклон пролились чернила,
И из чрева тугого свода
В серой дымке светило всплыло -
Как циклоп над землей бесплодной

Что бы камни ожечь до трещин,
И коварно к лицу приникнув,
На сетчатке пятном зловещим
Оставаться, а в веках – тиком,

Маской жажды на скулах бледных.
А потом без имен и званий,
Как рабов похоронит беглых
И следы заметет песками.

Что бы все, что цвело – истлело,
Запеклось до стеклянной корки
Черный диск над пустыней белой,
Глаз гиганта – недобрый, зоркий.

июль 2000 года

В лесу

В лесу как в склепе – сумрачно и зыбко,
И все бессмысленно как мерный ход часов.
Я заблудилась – может по ошибке
А может карма клинит жизни колесо -

И отстраненно за собою наблюдаю.
Сквозь щели глаз уже не проникает свет,
На дне зрачка бессильно остывает
Погасших мыслей красноватый след.

И по инерции трепещущее тело
В спасительном движении рвется прочь.
Но что-то стерлось… Я окаменела,
Коварной вязкости не в силах превозмочь.

Зову. И гулкой чаще и себе – чужая.
Настороженно замер, ждет враждебный лес,
И слабый голос мой не достигает
Безмолвия задумчивых небес.

Освободившейся из темной кроны древа
Луны взлетает шарик золотой -
И, одинокая, ночная королева
Плывет над беспредельною темнотой.

октябрь 1998 года

  © Автор: Анна Сычева 2002 . Использование материалов без  разрешения автора не допускается.

« О любви « Карта сайта  » О природе и растениях »