Стихотворения о Человеке и людях,
их Путях и судьбах

Путь

Захороненные в шельфе
Быта, мыслей - все одно,
Мы, как крошечные эльфы,
Тянем света волокно.

Для чего? Ах, что мы знаем
Кроме данных предком чувств!
Но и те не выражает
Звук,  срывающийся с уст...

Что там бьется в межреберье?
Что в нас рвется и кричит?
Кто построил эти двери
И стучится в них в ночи?

Есть лишь стон, лишь стон забытых
"Я", что в нас расчленены,
И теперь мы - поле битвы
Наших душ и нашей тьмы.

И нет места, что б укрыться,
Перед нами только Путь,
Узкий. Как не оступиться
И себя не обмануть?

Если прошлое так слепо
И безрадостно бедно,
Что воспоминаний слепок
Вторгнет нас на то же дно.

А в конце - его не в силах
Видеть замутненный глаз.
только то, что вечно было -
Цельность мирозданья в нас...

8 февраля 2004 г.

* * *

Мы слабо тлеем,
Но боясь остыть, -
Бессильные постичь
Свое несовершенство -
У Парки дряхлой
Мы не можем вырвать нить,
Небытие приняв
Как высшее блаженство.

Осень 1998 года.

Казнь

Гул площади. Бессильно тело
На окровавленном обрубке
Простерлось. Мстительно скрипела
Веревка, стягивая руки.

И вот, раскалывая в щепы
Помост, палач неумолимый
Проверил лезвие. И слепо
Движение толпы ленивой.

Откинув прядки с тонкой шеи,
Палач срывает ожерелье -
Как плату, грубо. И гнуснее
От этого прикосновенье.

Судья прочел без сожаленья
Вердикт. Крестил священник важно.
Хруст… Выдох, тысяч глаз движенье
Вслед голове немой и страшной,

Помощник за волосы бросил
В мешок… И, собирая слухи
Спеша к обедне, житель спросит:
“Красива? Нет?”, зевнув от скуки.

30 октября 1998 года.

Черно-белая жизнь

Как слоеный пирог,
Только резче полоски,
Всюду с краю дорог
По линейке березки.

В искажении линз –
Зеброю черно-белой
Нашинкована жизнь,
Только плоть уцелела.

От больничных палат
До сибирских острогов
Только очи горят
И безумно и строго,

И чернеют зрачки,
И, разведенным мелом,
От тягучей тоски
Черты лиц онемелых.

Лишь зеркальная гладь
Цельности не нарушит.
За кого б не играть -
Ветер - в спину иль в душу -

И вслепую бредем
Шахматною доскою -
То ль вокруг чернозем,
То ль поземка виною?

Только мысли страшней
Прячет вялое веко,
Чем контраст простыней
С замороженной веткой.

10-11 апреля 1999 года.

Гимн нового человека

Мы рождены чтоб сказку сделать былью,
Преодолеть пространство и простор…
И вырвав с мясом атавизмы-крылья,
Поднимем гордо каменный топор.

Наш разум создал мощные машины -
Пронзают космос наши корабли,
Освободил неведомые силы –
Мы можем сдвинуть даже ось земли.

Мы покорим природу и исправим –
Мы вскроем вены полноводных рек,
Мы сдвинем горы, недра пробуравим –
Владыкой мира станет человек.

Но кто читал нам в детстве эти сказки?
Мы полюбили атом и метал.
Кто стер из мира нашего все краски?
Оставив нам фабричных труб оскал.

Мы рождены - фатальная ошибка!
Не слышно птиц за чахлою листвой…
Не потому ли так тоскует скрипка
На просоленной грязной мостовой…

Осень 1999 года

О Человеке

Проходит как февраль двадцатый век -
Заламывает руки Персофона.
И у изножья неземного трона
Как данник распластался человек.

Он нищ. Он сжег свой тростниковый флот,
Доказывая неизбежность чуда,
И вновь танцует по златому блюду
Надкушенный, но недозрелый плод.

Изжив себя, он больше не искал,
И оттого безжалостней и смертней,
Но царское хранит великолепье
За веко закатившийся опал.

Октябрь- ноябрь 1999 года.

Старый канатоходец

Приглушенный – издалека
Звон знакомых мне колоколен,
Вслед за мной ползут облака.
Я свободен. И обездолен.

Оглянусь – сколько лет ушло –
Горизонты темней, но выше.
Не в почете мое ремесло
И прогулки по краю крыши.

Раньше руки держали шест
Как соломинку – тверже стали,
И внизу, жезла с телом крест
Люди видя, рукоплескали.

Собиралась толпа. Они
Предрекали мое паденье…
Я касался ногой земли
С ощущеньем опустошения –

Я любил тонкий мой канат
И прозрачный покой эфира,
Выше ратуш, церквей, оград –
Я взбирался под купол мира,

И небесную слышал песнь –
Пел ли ангел мне или птицы,
Но я знал – мое место здесь
И пускай голова кружится.

Я состарился, изнемог,
Я узнал, что такое робость,
И представить боюсь у ног
Высоты голубую пропасть,

Я предатель - травинку в рот,
На припеке улягусь в поле
И смотрю в недоступный свод,
Пригвожденный к земной юдоли.

15-16 декабря 1999 года.

О летящем Человеке

Человек наблюдал в восхищенье за грифом,
Этой легкости, взмаху небрежному крыл
Позавидовал он. Не наученный мифом,
Он бескрылость свою ради неба забыл.

Человек лез наверх, где труднее дышалось,
Где игольчатый в глотку впивался мороз,
Где дыханье его с облаками мешалось,
И мечту о полете за пазухой нес.

И он обнял как женщину высь голубую
И лавиною снежной достигла земли
Его песня и смех. И воздушные струи
Подхватили его, и его повлекли.

И не надобен был ему груз оперенья,
Он летел вслед за солнцем усталым во тьму,
Он вбирал безмятежное счастье паренья,
И сияя, эфир покорялся ему.

06 февраля 2001 года

О силе привычки

Какой то мудрец насмешливый
Булыжник подбросил ввысь
И тычет толпе опешившей
На камень: “Остановись!”

Камень висит, прохожие
Шепчут: “Наверно, маг!”,
А он говорит: “Вы можете
Тоже проделать так!”

Люд думает, множит версии,
“А вдруг упадет сейчас…
Зачем ты?” – “Что б вы поверили
Чудо оно и в вас,

И то розоватое облако,
И хлынуть готовый дождь,
Оно здесь во всем, и только то –
Взглянуть – и его найдешь”.

Только в ответ скептичное:
“Ты тонкости расскажи,
Рассмотрим, нам так привычнее..”
Скальпель, тампон, зажим…

23 января 2002 года

« О состояниях «   » Посвящение Женщине »

  © Автор: Анна Сычева. Использование материалов без  разрешения автора не допускается.

 

Hosted by uCoz